Я в профессии

Близко к моему пониманию меня в профессии. Хороший текст.
«Этот текст — попытка описать в высшей степени личное основание этического сознания, «профессиональной совести» хелпера по отношению к его/ее клиенту; для меня особо важно было включить в рассмотрение влияния собственной «тени» профессионала на работу. Этот текст не предназначен для превращения в официальную этическую норму. Напротив, это лишь одно возможное видение среди многих других, и я делюсь им для того, чтобы принадлежащие к «помогающим
профессиям» могли заглянуть в этот текст как в одно из возможных зеркал и отрефлексировать собственные убеждения и конкретные пути проявления их в работе.
Как человеческое существо, я прежде всего отвечаю за себя, свое благополучие и последствия моих действий для других. Решение стать тем, кто помогает другим человеческим существам, требует от меня понимания: делая это, я не разрешу личных трудностей и не компенсирую всего того, что потеряно и недостает в моей собственной жизни. Я могу работать ответственно только в пределах, которые определены как моим профессиональным знанием, так и моей уникальной личностью, а она, в свою очередь, является результатом того жизненного бремени, которое определено моей историей. Я осознаю тот факт, что во мне есть не только хорошее и что моя помощь не всегда бескорыстна.
Моя собственная «тень» следует за мной и тогда, когда я работаю для других людей. Я хотел бы как можно больше использовать эту «тень» в качестве моста между моим миром и миром моего клиента, а не как оружие, направленное на него/нее.
Я признаю, что моя работа возможна и этически приемлема только в
сотрудничестве с клиентом и только с его согласия. Я не являюсь спасителем
для клиента: он/она — субъект собственного выбора и самый лучший специалист в отношении своей жизни. В нашем сотрудничестве мы неминуемо принимаем участие в жизни друг друга, но ни одному из нас не позволено владеть или управлять жизнью другого.
Моя работа основана на убеждении, что у меня и моего клиента есть нечто общее — опыт человеческого бытия. Когда я оказываюсь лицом к лицу с беспомощностью и нуждами клиента, я тем самым соприкасаюсь также с той частью меня самого, которой отчаянно недостает столь многого и которая часто чувствует себя беспомощной. Когда я совершаю свое терапевтическое путешествие в мир клиента, это вызов для меня. Суть этого вызова в том, чтобы увидеть себя глазами клиента и понять, что его/ее опыт мог бы быть и моим — и со мной могло случиться, то, что случилось с ним. Цель моей работы — увеличить для моего клиента возможность понимания его/ее собственной жизни и мира, увидеть, что есть истина в его/ее жизни, принять собственное человеческое достоинство и найти в себе отвагу изменяться в соответствии со своим путем роста. Я не хочу извлекать клиента из его/ее истории и лишать ответственности, но я стараюсь помочь ему/ей стать частью его/ее естественного контекста и занять собственное место в обществе.
Я не строю никаких допущений ни для клиента, ни для себя в отношении
непременного успеха той работы, которую мы делаем вместе. У нас обоих есть право на неуспех и разочарование. Я не подведу клиента, даже если он/она не отвечает моим ожиданиям и даже тогда, когда цель, о которой мы договорились, не достигнута. Я верю, что наши отношения имеют смысл, который не может быть измерен только критериями внешней полезности и успеха.
Я помогаю моему клиенту, полагаясь на знания, умения и опыт, которыми
распо-лагаю как профессионал; делая это, я учусь уважать свою работу и
профессию. Но я также хочу быть в контакте с клиентом как отдельный человек и принимаю свое право быть спонтанным, использовать интуицию и креативность для блага клиента. Точно так же и клиент имеет право быть тем/той, кто он/она есть, и делиться тем жизненным опытом, который принадлежит его/ее личности. Это также помогает мне представлять себя на месте клиента, когда это необходимо.
Я не нарушаю конфиденциальность между клиентом и мной и не предаю его/ее в бессилии и во власти неудовлетворенных потребностей, и я не злоупотребляю нашими взаимоотношениями ради моих собственных целей или личных нужд. Я уважаю реальное страдание клиента и позволяю ему/ей встретиться с этим страданием, не обещая, что «больно не будет», если этой боли нельзя избежать.
Я также готов встретиться со страданием, которое подобно в нашем
человеческом уделе и появляется в ходе нашего терапевтического путешествия.
Я осознаю тот факт, что и я, и мой клиент обладаем глубинной сексуальностью. Это одновременно и эмоциональный ресурс и угроза нашему совместному путешествию. У нас обоих есть право принимать наши сексуальные чувства, но как тот, кто верит в клиента и тот, от кого клиент зависит, я сумею воздержаться и не провоцировать клиента своими сексуальными желаниями и не последую за его/ее желаниями этого рода
Я обещаю заботиться о себе теми способами, которыми располагаю, с тем, чтобы не отвергать, не «пережигать», не раздавать другим то, что наиболее важно в моей собственной жизни. У меня есть твердое убеждение, что защита моей жизни одновременно означает борьбу за жизнь моего клиента.
Я уважаю труд других хелперов и моих коллег и убежден в том, что все мы принимаем участие в общей борьбе за человеческое достоинство и жизнь в целом. Я разделяю с ними радости и боль моей работы и пытаюсь способствовать такому социальному развитию, которое не означало бы успех для немногих ценой эксплуатации и отвержения многих.
Я осознаю тот факт, что я не единственный, кто оказывает помощь моему
клиенту, и я не являюсь собственником окончательного объяснения его/ее проблем. Источник веры и ресурсов моего клиента находится в его/ее
собственной жизни, я же являюсь лишь «повитухой» этой жизни в меру моего понимания и умения.
Для всех нас одинаково верно, что невозможно выжить в одиночку. Когда придет день и мне понадобится помощь, я хочу быть готов попросить о помощи, ибо знаю, что только тот, кто готов попросить и принять помощь, имеет право помогать другим. »
Мартти Линдквист — социодраматист из Финляндии

Трагедия «хорошей» девочки

Мама не нарадуется, девочка правильная, и учится она хорошо, и вежливая, и красивая. Она очень чуткая и как только что-то нужно, она знает наперед. Угодлива и очень приветлива, чуточку тревожна, но в меру. Казалось бы идеальный ребенок. Но почему-то судьба этой девочки складывается не удачно, неудачный брак или совсем никак не может найти подходящего мужчину, и почему-то совсем непослушные дети. В первый раз она обнаруживает, что с ней что-то не так, когда в депрессии приходит на прием к психологу. Она теряет себя в других, в отрыве от собственных чувств, погруженная в проблемы друзей, мужа, детей, мамы и папы, она служит другим и лишь редкие вспышки или болезнь заставляют ее обратить внимание на себя. Почему это происходит? Почему стоит опасаться того, что ваш ребенок стал удобным, и почему это происходит?
Бессознательный образ «Золушки», «падчерицы», русской скромной и очень правильной девочки сидит глубоко в каждом из нас. Желание оживить сказочные образы приводит к тому, что разыгрывается драма. Обязательно найдется Баба Яга и Кощей Бессмертный, Иван-дурак и царь Берендей. Примерить на себя образ идеальной девочки и вырастить и выкроить ее из себя помогают родители. Не специально, просто так выходит, что восхищение идеальными чертами, вызывает страх лишиться любви родителей в случае, если будет иначе, страх не оправдать ожидания, и сильнейшее желание вызвать еще и еще восхищение. Именно в раннем возрасте девочка отказывается от себя, от теплоты принятия, поддержки в уязвимости и неидеальности,в угоду восхищения, которую принимает за любовь. Ребенок тщательно выкраивает из себя, создает идеальную себя, предмет, вещь для восхищения, в учебе ли, во внешности, а, возможно и в том и другом. И она точно знает, как угодить другим и вызвать приятный будоражащий образ себя, достойный восхищения. Живая природа собственных чувств живет глубоко в душе, скрытая от глаз, а от того неуправляемая, непознанная и дикая. Она дает о себе знать в поступках, которые по все меркам могут быть признанны неадекватными, — яростное требование восхищения и отчаянные попытки вытребовать отличные отметки, истерики, холодность и отсутствие эмпатии, одержимость идеями, глубокое страдание из-за того, что выходит по-другому, что некоторые ситуации нельзя контролировать. Раз за разом девочка скатывается в яму теневых своих проявлений, собственного ничтожества. Маятник «идеализация-восхищение» раскачивается раз за разом и этого уже нельзя не замечать, это уже не может не беспокоить. «Хорошая девочка» не научилась видеть мир в разных тонах, для нее есть черное и белое, плохое-хорошее, идеальное и ничтожное. Душевная трагедия «хорошей девочки» невыносима для нее самой.
Этот же сценарий, но другом варианте разыгрывается у тех девочек, которые ни в учебе ни во внешности не обладают особыми талантами, тогда они становятся крайне нужными, они забывают о своих потребностях и живут жизнью других людей, не имеет значения чьей жизни, мужа, или детей, подруг или мамы. Для того, чтобы чувствовать себя счастливой, им нужно ощущать единение с другим, единственное состояние, при котором ей хорошо, — это отдать всю себя, свое время, энергию другому человеку. Многим покажется это идеальным, но и в это случае человек глубоко страдает, рано или поздно она теряет себя в других и уходит в глубокую депрессию, переживает разрывы отношений очень болезненно, ее часто бросают, как бы это было не удивительно. Потому что людям не нужны жертвы, не каждый может выдержать давление доверия и полной открытости другого человека, помощь ее становится тяжелым грузом, слова и поступки вызывают необъяснимое раздражение, очень не хочется чувствовать себя обязанным ей чем-либо. Разрывы отношений она для себя объяснить не может, поэтому приходит к психологу.
Список частных вариантов проявлений «хорошей» девочки можно продолжить бесконечно. И к слову сказать, психологи часто именно такие — правильные и очень хорошие, живущие жизнью своих клиентов, идеальные мастера в глубокой депрессии и вдалеке от собственных потребностей.
Выйти из этого состояния «хорошести», значит отказаться от восхищения, позволить себе не вызывать восхищения и не восхищаться самой, учиться прислушиваться к своим чувствам, к тому, что говорит тело, познавать мир своей души через тело, радоваться, когда радостно, грустить, когда грустно, ощущать потоки желаний в теле и позволять им найти свое удовлетворение в жизни. А это значит и ошибаться и падать и находить поддержку, а также просить о помощи. Открываться и доверять другим людям, ощущая боль предательства не закрываться, а учиться открытию и доверию с умом. Научиться быть внимательным к людям, чтобы обнаружить себя во взаимоотношениях с ними, а не раствориться в них и не угождать. Оставаясь верной себе, не боятся остаться одной, совсем одной, когда не кому довериться, кроме себя самой, потому что в это время мир души открывается в своем богатстве, приходит взросление и понимание того, что возможность стать счастливой находиться только в твоих руках!

Поддержка

Поддержка — это такое лекарство от страха, только ее мало, особенно когда один человек противостоит группе. Зная, что тебя поддерживают, что за твоей спиной свои, что они за тебя, и при этом не идеализируют тебя, можно много достичь, а самое главное — чувствовать свои собственные силы, чтобы самореализоваться, а не строить из себя того, кем не являешься. Иллюзия себя другого, ненастоящего, идеального возникает тогда, когда тебя поддерживают в успехах, благополучии, когда ты с их точки зрения идеален. Но это подстава, потому что выглядит как поддержка, а по сути ценности не имеет. Так часто делают родители, воспитывая своих детей. Оценки, учеба, достижения, победы и результаты — для них ГЛАВНОЕ! И поддержку можно обнаружить только в этом!И дети, как и взрослые, прячут свои слабости и чувства, потому что в них они максимально одиноки. А выход из страха и одиночества как раз там, где человек уязвим, а не там, где идеален. Чем идеальнее, тем дальше от самого себя!

Подавленная агрессия

Подавленная агрессия может быть чрезвычайно разрушительна. Забота о себе предполагает грамотное обращение с гневом, агрессией и даже яростью, любыми подавленными чувствами. Человек чаще всего выбирает быть «хорошим» для других, а значит, запрещает себе выражать чувства и эмоции именно негативного спектра. Бить, унижать, матерится — не самые лучшие способы их выразить. Осмысленная речь, быстрые реакции, ориентировка позволяют настолько тонко, с юмором их выразить, что у другого человека, знающего тебя, желания «будить» зверя не появится вовсе. Умение облечь агрессию в красивую форму позволяет подать «свою правду» как пальто, а не швырнуть ее в лицо. Человечное отношение к природе своих чувств позволяет Главному управляющему твоей души стать мастером в этом деле!
5d178rov2tq